Биографии и жизнь людей  Главное меню >>Копелян Ефим Захарович

Копелян Ефим Захарович - народный артист СССР

[30 марта (14 апреля по н.с.) 1912, г. Речица Гомельской области — 6 марта 1975, Ленинград]

Копелян Ефим Захарович

Детские мечты Ефима Копеляна

Ефим Копелян родился 12 апреля 1912 года в городе Речица, Белоруссия. Все домашние Ефима любили искусство, отец и братья артиста неплохо рисовали, два брата Копеляна впоследствии стали художниками.

Однажды двенадцатилетнему мальчику попалась книжка «Король Лир» Шекспира. Он прочитал ее взахлеб, словно детектив, упустив, естественно, всю философию. После этого он перечитал всего Шекспира. Впоследствии, когда он стал актером, детские впечатления о Шекспире сыграли свою роль.

В детстве Ефим Копелян был уверен, что станет если не художником, то уж, во всяком случае, архитектором. После окончания школы он приехал в Ленинград и, некоторое время поработав токарем на заводе «Красный Путиловец», поступил в Академию художеств на архитектурный факультет. Ему тогда было всего 17 лет. Будущее виделось ясно и определенно — он станет знаменитым архитектором. Но вот однажды, чтобы немного подзаработать в массовке, Ефим Копелян пришел в Большой драматический театр имени М. Горького (БДТ) и остался в нем на всю жизнь.

Копелян в театральной студии БДТ

Поступить в театральную Студию при БДТ Копеляна уговорил его приятель, учившийся там. Копелян стал студентом первого курса театральной Студии. И последовала затяжная полоса неудач. Как неспособного, Копеляна постоянно хотели из Студии отчислить. На первом курсе его спасла лишь общественная работа — он являлся председателем ученического комитета. Весь второй курс тоже прошел под угрозой отчисления бездарного студента. К концу второго года обучения студию стали сокращать, Копелян был в числе обреченных. Правда, ему дали последний шанс: попробовать сыграть в отрывке из пьесы Погодина «Мой друг». По ходу пьесы надо было петь песню, мотив которой на сцене Копелян вдруг совершенно забыл. Но он не растерялся и стал напевать первый пришедший в голову мотивчик — «Марсельезу». Экзаменационная комиссия каталась по полу от смеха.

Актерское мастерство в Студии преподавал Константин Константинович Тверской. В 1933 году он был также главным режиссером и художественным руководителем БДТ. Тверской был очень строгий и требовательный педагог. Он любил повторять студентам присказку: «Пять я ставлю господу Богу, четверку — себе, ну а тройку — самому крепкому ученику». Но когда в конце второго курса стали объявлять оценки, Тверской сказал: «На сей раз я изменяю своему правилу и ставлю пять ученику!..» И Тверской произнес фамилию Ефима Копеляна.

В 1935 году Копелян благополучно окончил театральную Студию, и сразу же его пригласили работать в БДТ. Первой его ролью на профессиональной сцене была роль кинооператора Буркова в спектакле «Не сдадимся». Пьеса рассказывала о знаменитой эпопее дрейфа Челюскина. Пресса хвалила спектакль, о Копеляне же в газетах не было ни слова. Потом несколько лет следовали такие же малоприметные и невыразительные театральные роли, более похожие на эпизоды.

Ефим Копелян в народном ополчении

Начало Великой отечественной войны БДТ встретил на гастролях в Баку. О войне узнали в час дня по местному времени, и гастроли тут же прекратились. Театр уехал в Ленинград. Ехали долго, поезд шел не по расписанию, часто останавливался, пропуская военные эшелоны. Сразу же после возвращения театра в город, 4 июля 1941 года, Копелян вместе с артистами БДТ И. Корном, В. Осокиной, Н. Чайниковым и другими записался в Народное ополчение. Другого решения для него быть не могло.

Многие из ополченцев после короткой военной подготовки, продолжавшейся всего несколько дней, уходили на фронт, где на Лужской линии обороны, в ста километрах от Ленинграда, составленные из них дивизии совместно с частями Красной Армии сумели задержать вражеское наступление почти на месяц. Но Копелян и другие артисты БДТ, записавшиеся в Народное ополчение, на фронт попасть не успели. Они еще проходили военную подготовку в городе, когда под руководством Николая Константиновича Черкасова в Ленинграде началось формирование Театра народного ополчения.

Коллектив вновь созданного театра обосновался в Доме культуры имени Первой пятилетки. Совсем еще недавно вольные мастера искусств — музыканты и художники, балетные, цирковые, эстрадные и драматические артисты — стали военнообязанными: получили обмундирование, оружие, перешли на казарменное положение. Из артистов были сформированы четыре концертные бригады. Срочно составлялся репертуар: сцены из довоенных спектаклей, сатирические интермедии, чтецкие, музыкальные, танцевальные номера. И каждому из членов концертной бригады пришлось осваивать «смежные профессии». Копелян «по совместительству» стал барабанщиком: «Когда кончается мое основное выступление, я превращаюсь в скромного рядового от музыки», — вспоминал Ефим Захарович о тех днях.

Фронт приближался к городу. В августе 1941 года все концертные бригады были отозваны с фронта на место сбора — в дом культуры имени Первой пятилетки. Актеров выстроили в репетиционной комнате. Неизвестный полковник начал говорить о том, что враг рвется к городу, поэтому артисты должны на время забыть, что они артисты. Нужны солдаты. Но против их желания артистов никто не отправит в армию. «Кто хочет эвакуироваться из города со своим театром, может сделать два шага вперед», — закончил свою речь полковник.

В помещении наступила мертвая тишина. С места не тронулся никто. Полковник продолжал убеждать: многие актеры будут гораздо полезнее на сцене, чем на позициях. Долго он разъяснял и уговаривал... Все артисты хотели на фронт. На ночь их распустили по домам. Утром пришли не все. Ефим Копелян был среди тех, кто пришел.

В конце сентября Театр народного ополчения был переименован в Ленинградский фронтовой агитвзвод, который стал базироваться в Доме Красной Армии на Литейном проспекте. Уже не на машинах, чаще всего пешком отправлялись бойцы агитвзвода на свои концерты. С транспортом в осажденном городе становилось все хуже — не хватало бензина. Машины давали только для поездок в самые отдаленные районы. На обстреливаемых участках нередко передвигались к месту концерта короткими перебежками, а то и ползком. Актерам большей частью везло — все возвращались невредимыми, но все же иногда из списков бойцов агитвзвода вычеркивали фамилии убитых. Тогда срочно готовили замену выбывшим и на ходу меняли программу выступления.

Театральные роли Ефима Копеляна

Окончилась война. Ефим Копелян вернулся в свой родной БДТ. Обычно его использовали в ролях «темных личностей», но особого творческого голода Копелян не испытывал, всегда был загружен ролями. Кое-какие роли ему даже самому нравились, но и не более. Правда, театр постоянно лихорадило, один режиссер сменялся другим. Репертуарной политики не было никакой, зато было много интриг и склок.

С приходом в БДТ в 1956 году Г. Товстоногова полоса неудач закончилась. Актеры будто неожиданно «проснулись». Товстоногов увидел в Копеляне то, что не замечали другие режиссеры, не просто актера на отрицательные роли, но большого художника, который мог создавать глубокие и неоднозначные сценические образы.

Творческое содружество Копеляна и Товстоногова началось с непритязательной комедии «Когда цветет акация». При Товстоногове Ефим Копелян играл в театре очень много (так же как и в кино). Играл роли крупные и маленькие — от романтического Дон Сезара де Базана до Шанди из «Любови Яровой». Играл роли классического репертуара и в современных пьесах. Был «социальным героем» и исполнял характерные и героические роли, играл в спектаклях комедийных и трагедиях... Копелян был занят почти во всех лучших спектаклях «раннего» Товстоногова: «Я, бабушка, Илико и Илларион», «Горе от ума», «Пять вечеров», «Три сестры» (этапная для Копеляна роль полковника Вершинина).

Герои Копеляна, как правило, — «конфликтные» люди — они постоянно в борьбе и с другими, и с самими собой. Копелян обычно играл в сдержанных, приглушенных тонах, очень лаконично и скупо. Он как бы специально не досказывал до конца всего того, что знал о своем герое.

Ефим Захарович говорил, что «в характере героя для него важнее всего не заданность, скорее даже неожиданность превращений». Таким был беглый каторжник Джексон в спектакле «Не склонившие головы». Таким был и казачий атаман Елисей Каргин в фильме «Даурия». Он всегда следовал завету К.С. Станиславского: «Играя злого, ищи в нем доброе» — и наоборот.

В БДТ Копеляна называли «наш Габен», отдавая дань его мужественной и сдержанной простоте — на сцене и в жизни. Актера с усами практически встретить невозможно, усы мешают внешнему перевоплощению. Но Копелян почти всегда был с усами. «Сбрил я их как-то, но Георгий Александрович Товстоногов не оценил. «По-моему, — говорит, — вы сразу потеряли индивидуальность». Естественно, я за свою индивидуальность очень испугался и решил срочно обрести ее вновь», — вспоминал актер. Ну, а партнеры по сцене у Копеляна были все звезды: И. Смоктуновский, Е. Лебедев, К. Лавров, С. Юрский, Т. Доронина...

Многих людей, не знавших Копеляна близко, часто обманывала его внешняя сдержанность. Многие даже с опаской говорили: «Какой мрачный человек». А этот «мрачный человек» был смешлив, как ребенок. Он мог рассмеяться на сцене по ходу действия, стоило только партнеру подмигнуть одним глазом.

В последние годы он очень хотел сыграть в комедии, даже в фарсе. Копелян тяготился давно прилипшей к нему маской глубокомысленой скептичности. И он с блеском сыграл на сцене в комедии «Ханума», показав все свои незаурядные комедийные способности.

Работа Ефима Копеляна в кино

В кино Копелян начал сниматься относительно поздно, в начале 1950-х годов. Его кинодебютом была эпизодическая роль балалаечника в фильме «Ошибка героя» (1932), затем подобные редкие и незапоминающиеся эпизоды: Кандахчан в фильме «Боксеры» (1941), роль маркиза Соляри в фильме «Александр Попов» (1940) и т. п.

Копелян снимался очень много, каждый год в пяти-шести фильмах! Всего Копелян сыграл более чем в 80-ти фильмах. О своих работах в кино Копелян говорил: « Я не могу сказать, что все сыгранное в кино доставило мне удовольствие. Скорее наоборот. Таких ролей очень немного, в их числе — роли в фильмах «Преступление и наказание», «Николай Бауман» и «Даурия».

Однако у Копеляна еще много удачных ролей в кино — это немецкий полковник Кольвиц в фильме «Как Вас теперь называть?», прокурор — «Авария», фашистский комендант Каспа в «Бабьем царстве». В эпизодах Копелян был не типажом, но живой, изломанной, противоречивой личностью. Зрители мгновенно запоминали его.

Из ролей Копеляна, конечно, нельзя не упомянуть Бурнаша из «Неуловимых мстителей» (1966) и «Новых приключений неуловимых» (1968), Бобруйского-Думбадзе из «Опасных гастролей» (1969), Свидригайлова из «Преступления и наказания» (1969), Савву Морозова из фильма «Николай Бауман» (1967). Савву Морозова Копелян сыграл дважды, на экране и на сцене: в спектакле БДТ «Третья стража». И особенно выдающиеся актерские работы Ефима Копеляна в фильмах «Даурия» (1971) — Елисей Каргин, и в телевизионном сериале «Вечный зов» — Кафтанов.

Когда актеру предложили сыграть Кафтанова, Копелян поначалу хотел отказаться. «Что хорошего принесу я этой ролью людям? — вспоминал Е. Копелян. — А потом я понял, что она нужна, как антитеза. Кроме того, в каждой роли можно найти человека. Это не значит, что его обязательно нужно оправдать. Может, наоборот, — обвинить. И обвинить с позиций искусства, то есть при этом видеть: «остерегайтесь таких типов. Они могут встретиться на вашем пути, и с ними надо бороться». Но все-таки, честно говоря, хочется играть людей хороших...

Я люблю человеческую сдержанность, скупость в самовыражении, и мне симпатичен, интересен человек, у которого чувства не лежат на поверхности... Не потому, что он сухарь, а потому что он скромен и не считает нужным свое личное делать достоянием других».

Голос Ефима Копеляна помнят все, от мала до велика. Не перечислить всех фильмов, в которых Копелян читает от автора или закадровый текст. Так же, как сложно перечислить все фильмы, которые Ефим Захарович дублировал.

Режиссер «Семнадцати мгновений весны» Татьяна Лиознова без проб хотела пригласить Копеляна в свой фильм на одну из ролей, но по ряду обстоятельств, в том числе и потому, что Копелян жил в Ленинграде, сняться ему не удалось. Лиознова не хотела терять Копеляна и предложила ему быть голосом за кадром. Т. Лиознова вспоминает: «Я позвонила в Ленинград и просила передать, что коленопреклоненно прошу его согласиться. Работать с ним было сплошным наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе. Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит...»

Последние годы жизни Ефима Захаровича Копеляна

В последние годы театральные работы Копеляна отличались какой-то замечательной простотой при глубокой внутренней наполненности. Последней его работой на сцене стала роль Тулупова в «Трех мешках сорной пшеницы» по В. Тендрякову. Роль по внутренней своей философской сути итоговая, подводящая черту не только под частной жизнью героя спектакля, но и под целый пласт жизни страны.

В 1973 году Ефиму Захаровичу было присвоено звание Народного артиста СССР. В общей сложности Копелян сыграл в кино, на телевидении и в театре более 150 ролей.

6 марта 1975 года Ефим Захарович Копелян внезапно скончался. Похоронен он на Литераторских мостках Волкова кладбища в Петербурге. На могиле установлен памятник — гранитная стелла с древнегреческой театральной маской. На камне надпись «Ефим Копелян».

Источник информации:1


Пожалуйста! Оцените этот материал  голосованием 
Поделиться с друзьями:


Внимание! А знаете ли Вы?
На нашем сайте Вы можете не только читать чужие Биографии, но и самостоятельно разместить:
- свою Биографию;
- Биографии своих детей;
- Биографии своих родителей;
- Биографии своих родственников.
(см. как это сделать!)

Не забудьте оставить свой след в истории!



Реклама:
Rambler's Top100